Интервенционизм

Если этого недостаточно, чтобы оградить Хайека от обвинений в том, что он предал свои принципы и занялся «конституционной инженерией», можно дополнительно отметить, что его основное намерение состояло в том, чтобы стимулировать обсуждение конституционного опыта двух последних веков. Этот период характеризовался всеобщей надеждой на то, что отделения законодательной власти от исполнительной и судебной может быть достаточно, чтобы «подчинить и правительство, и индивида правилам справедливого поведения».

Но, как полагал Хайек, это были напрасные надежды. Их провал был воспринят как свидетельство ограниченности либерально-демократического конституционного опыта. Однако эту ограниченность можно было бы преодолеть, разработав конституционную модель, которая в «обычное время» обязывала бы индивидов «делать конкретные вещи исключительно в соответствии с признанными правилами справедливого поведения, созданными с целью определить и защитить частную сферу каждого». Одной из главных характеристик этой модели является фундаментальное условие: она должна «определять не функции правительства, но только границы его права на принуждение». Другой — идея «поручить разработку общих правил справедливого поведения иному представительному органу, нежели тот, которому поручено правление», и при этом формирующемуся иным образом.

Вслед за теоретиками представительного правления XVIII в. Хайек считал, что в законодательном собрании должны быть представлены не «фракции»: оно должно отражать «общее мнение о должном». Этой цели можно достичь, если прибегнуть к особой избирательной системе, которая обеспечит «независимость составляющих его представителей от групп особых интересов». Задача такого собрания должна быть конституционно ограничена «принятием общих законов» таким образом, чтобы «любое из его конкретных распоряжений не имело силы». Отличительной чертой этого собрания — своего рода палаты мудрецов, не чуждых размышлений о политической философии, — должна быть ее независимость перед лицом кипения страстей, изменчивой моды и требований толп, жаждущих удовлетворения своих потребностей. Разработка критериев и процедуры выборов должна быть направлена на предотвращение того, чтобы и этот орган стал очередной формой концентрации власти, а также на обеспечение того, чтобы естественный демократический процесс торга не принял эндемического характера.

Хайек стремился предотвратить «слияние законодательной и правительственной власти в рамках одного и того же органа», приводящее к такой концентрации полномочий, «которой в свободном обществе не должен обладать никто». Чтобы достичь этого результата, нужно наделить центральное правительство ответственностью за внешнюю политику и превратить региональные и местные исполнительные органы в «своего рода корпорации», конкурирующие друг с другом за граждан, выбирающих «наилучшее соотношение цены и качества».

Власть правительства, в свою очередь, должна обеспечиваться принятыми законодательным собранием нормами, которые правительство не имеет права менять. По существу функции правительства должны сводиться к администрированию ресурсов, предоставленных ему для того, чтобы оно обеспечивало граждан различными услугами; при этом оно не должно иметь права устанавливать уровень налоговых поступлений для финансирования этих услуг.

Итак, по Хайеку, кроме законодательного собрания, должно существовать и «правительственное собрание», причем «государственные служащие, пенсионеры и люди, получающие государственные пособия», не должны иметь права принимать участие в его выборах. Наконец, картину должен завершать конституционный суд.

Основные разновидности тестов личности