Интервенционизм

В качестве доказательства безосновательности утверждения о существовании преемственности между либеральным капитализмом и тоталитаризмом Мизес подчеркивал тот факт, что в капиталистической системе «предприниматели и капиталисты являются слугами потребителей». С этой точки зрения подлинной демократией является рынок. Из представления о капитализме как об «экономической демократии», т.е. системе, в которой не производители, а потребители «решают, что и как должно быть произведено», вытекает представление о социальном статусе как о результате суждений потребителей, выраженных посредством механизма рынка. Мизес исходил из того, что если капиталистическая система признает лишь те привилегии, которые связаны с благоприятным мнением потребителей, в таком случае рынок становится инструментом социальной критики. Основание для предпочтения системы частной собственности всем остальным — в ее большей эффективности по сравнению с конкурирующими системами.

Гипотетическая противоположность либерализма демократии воспринималась Мизесом как результат неверного понимания смысла демократической конституционной формы. Согласно Мизесу, ценность демократии связана не столько с тем, что она основана на уважении к «естественным и врожденным правам человека», или с тем, что она представляет собой наиболее полное воплощение идеалов равенства и справедливости, а с ее способностью «поддерживать мир, избегать насильственных переворотов». С этой точки зрения демократия — это необходимое условие «достижения экономических целей», для чего «требуется мир», и в силу этого она совместима с либерализмом. «Сущность демократии не в том, что каждый пишет законы и управляет, а в том, чтобы законодатели и управляющие на деле зависели от воли народа, чтобы их можно было мирно заменить в случае конфликта». Демократия — это не «безграничное господство volonte générale», а метод достижения индивидуальных целей независимо от государства. Мизес писал, что «только в рамках либерализма демократия выполняет социальную функцию.

Демократия без либерализма — пустая форма». Вместе с представлением о том, что государство основано на идее «политической мощи в чистом виде», Мизес отверг и представление о том, что для законодателя нет ограничений и он может поставить закон в зависимость от своей воли. В итоге он пришел к выводу, что основание демократии — «не результат политического компромисса или потворства релятивизму в вопросах мироустройства», как считал Кельзен, а в том, что ее природа требует «мирного развития государства».

Поскольку у демократии нет философского фундамента, источником ее легитимности, по мнению Мизеса, является то, что это единственная система, способная поддерживать социальный мир, который людям необходим, если они хотят достичь своих экономических целей. Демократия должна быть встроена в структуры либерализма и капитализма, поскольку это единственная система, способная подчинить интересы производителей интересам потребителей, причем к их взаимной выгоде.

Описанный Мизесом подход позволял сгладить противоречия между владельцами средств производства и потребителями, а ведь именно эти противоречия мешали классическому либерализму принять демократию. Даже претензию социализма на преодоление противоречий между капитализмом и демократией он рассматривал как порождение классической политической экономии, и поэтому эту претензию следовало изучать в соответствующем контексте.

Однако у разработанной Мизесом модели экономической демократии был один недостаток: она выводила порядок из удовлетворения индивидуальных потребностей. Она не предполагала различения между сферой удовлетворения субъективных потребностей, с одной стороны, и политической сферой — с другой, при том что последняя рассматривалась как гарантия формирования порядка, основанного на абстрактных правилах. На это обратил внимание Хайек, который процитировал следующий отрывок из «Теории и истории» Мизеса: «Конечным критерием справедливости является содействие сохранению общественного сотрудничества. Поведение, способствующее сохранению общественного сотрудничества, является справедливым, поведение, наносящее ущерб сохранению общества, — несправедливым.

Основные разновидности тестов личности