Хайек

В «Конституции свободы», опубликованной в 1960 году, Хайек систематически изложил проблемы политической философии в форме трактата о наилучшем режиме, который представляет собой один из самых значительных программных текстов либерализма в XX в. Кроме того, эта книга является поворотным пунктом в бывшей до тех пор оборонительной — и не всегда успешной — войне либерализма против марксизма и интервенционизма. Хайек стремился пересмотреть философские основания и историю либерализма и прежде всего снабдить его экономической теорией, которая дала бы объяснение тому, что произошло со времен классиков.

«Конституция свободы» также знаменует переход Хайека на позиции зрелого эволюционизма в отношении к социальным явлениям и институтам. Неслучайно в этой книге он еще раз повторил, что «свобода — не естественное состояние, а продукт цивилизации», возникший «не в результате умысла» или сознательного плана. Хайек выделял две традиции либерализма: «одну — эмпирическую и несистематическую и вторую — спекулятивную и рационалистическую; первая основана на истолковании стихийно возникших и не до конца понятых традиций и институтов, вторая стремится к построению утопии, несмотря на то что ни одна такая попытка успеха не имела». В условиях абсолютного господства второй традиции и ее практических результатов Хайек стремился настоять на положительной оценке первой традиции, поскольку был убежден, что это может стать средством от бед нашего времени.

По мнению Хайека, первым обязательным шагом к возрождению либерализма должен был стать возврат к учениям Мандевиля, Юма, Смита, Фергюсона и Менгера о роли разума и происхождении институтов. Открытие того, что институты представляют собой «результат человеческой деятельности, но не человеческого замысла», позволило этим мыслителям «постичь, каким образом институты и мораль, язык и право развивались в ходе процесса кумулятивного роста» и каким образом в ходе того же процесса «развивался и обретал способность успешно действовать человеческий разум». Хайек стремился подчеркнуть, что эта традиция — истинная либеральная традиция — отличается от картезианского индивидуализма с его представлением о «независимо и антецедентно существующем человеческом разуме, который изобрел институты». Однако ее нельзя отождествлять с верой в то, что «гражданское общество создано неким мудрым законодателем или первоначальным «общественным договором», в которой Хайек усматривал источник тоталитарной демократии».

В намерения Хайека не входило оспаривать тот факт, что критическое использование разума придало ускорение развитию европейской цивилизации. Он просто хотел обратить внимание на предостережение, заключенное в словах Монтескье о том, что «сам разум тоже нуждается в границах». В глазах Хайека, «конструктивистский рационализм» был «незаконным и ложным преувеличением одного характерного элемента европейской традиции», несмотря на то что в список представителей этого направления входили такие фигуры, как Платон, Декарт, Гоббс, Руссо, Гегель, Маркс и отцы позитивизма. Он, без сомнения, был наиболее важной философской традицией Запада — но не единственной. Параллельно с этой доминирующей традицией всегда существовала иная, с меньшими претензиями, и именно на ее основе возник либерализм.

К этой традиции Хайек причислял, кроме уже поименованных авторов, Аристотеля, Цицерона, Фому Аквинского, а из современных ему философов — Поппера, основателя «критического рационализма». Некоторые мыслители, испытавшие влияние Руссо и французского рационализма, занимали особую позицию; среди них Хайек называл Гумбольдта, Канта, Бентама и английских утилитаристов.

Философия государства и власти