Эволюционизм, порядок и каталлактика

С этой точки зрения все, что можно знать о «точных естественных законах», относится к набору типов поведения, которого следует избегать, если мы не желаем разрушения системы. Иначе говоря, эти законы не воспринимаются как предписания, а носят характер запрета, основанного на факте существования таких категорий действий, чьи последствия невозможно предвидеть, а также таких, которые способны привести исключительно к негативным последствиям для общества в целом. В данном контексте «точные естественные законы» стали приравниваться к действиям, которые не следует совершать. Можно даже сказать, что они стали воплощением предостережения, того, что людям не следует забывать об ограниченности и несовершенстве человеческого знания, а также о том, что общество — это продукт отбора типов поведения в зависимости от предсказуемости и универсального характера последствий их реализации. Иными словами, общество не является целеориентированным, а представляет собой собрание знаний, которые позволяют человеку исключать из рассмотрения некоторые цели на основании предсказуемости их социальных последствий. С политической точки зрения такой подход предполагает отказ от целей, которые оцениваются как чересчур радикальные или революционные.

Когда представители австрийской школы сосредоточились на проблеме нежелательных последствий человеческой деятельности и привлекли к ней внимание теоретических социальных наук, это означало, что они обратились к двум центральным проблемам политического и философского исследования. Это вопрос о том, может ли философия, понимаемая как соединение исследования с опытом, объять все знание и объяснить мир, а кроме того — если окажется, что это невозможно, — вопрос о том, как находить решения человеческих проблем и как оценивать их.

Кроме того, занимаясь тем способом, с помощью которого субъективно понимаемые естественные потребности формируют непреднамеренный, но объективный порядок, они смогли проникнуть в суть связи между индивидами и историей и законами, управляющими историей. Они взглянули на проблему естественного неравенства между людьми под новым углом зрения и показали, каким образом из этих обстоятельств можно извлечь максимальные социальные преимущества. Проделанную ими работу можно назвать анализом фундаментальных проблем политической философии. Они размышляли не только о трудностях, возникших после крушения финалистических философских систем и утраты наивной веры в разум, осознание ограниченности которого было чрезвычайно наглядным и болезненным, но также о тех затруднениях, которые возникли в результате осознания того, какой вред принесло приложение (якобы) методов естественных наук к науке об обществе.

И вновь более аналитическое рассмотрение этой проблемы должно начаться с теории Менгера о происхождении и развитии социальных институтов. Ведь из этой теории становится ясно, что Менгер не был удовлетворен традиционным ответом, который давали на вопрос о природе и характере человеческого общества и его институтов органицистская и прагматическая традиции. Поэтому он предпочел начать разработку классической темы политической философии: темы природы и происхождения наилучшего политического порядка.

Менгер сознательно стремился построить теорию политического строя на естественном характере человеческого общества. В этом можно обнаружить связь с его трактовкой человеческой истории как стихийной, или генетической, эволюции, которая в каком-то смысле основана на «естественности», или «сущности», человека. Такое восприятие истории можно рассматривать как распространение на исторический процесс в целом того представления о природе общества, которое, как мы видели, Менгер позаимствовал у Аристотеля.

Социология