Эволюционизм, порядок и каталлактика

Рассуждая подобным образом, Мизес косвенным образом дистанцировался от мнения Вебера, согласно которому различие в мировоззрениях порождает непримиримые конфликты; Мизес заявлял, что главным в политических программах являются не затронутые в них глобальные философские вопросы, а приземленные обещания «большего довольства и благополучия». Тем самым он сводил всю проблему борьбы политических идеологий к вопросу о средствах и методах, который может быть решен рациональными методами.

Уже в «Социализме», где он подчеркивал, что одним из компонентов социалистической идеологии является отказ от рынка в пользу общества, построенного на совершенно иных ценностях, Мизес пренебрег тем, что могут существовать люди, которые желают отказаться от преимуществ рынка.

Его представление об обществе как о «совместной деятельности и сотрудничестве, где каждый участник видит в успехе партнера средство для своих собственных достижений» — это теоретический «идеальный тип» политического порядка, в основе которого лежит убежденность в том, что: 1) рыночная экономика является наилучшей и единственно рациональной формой экономической организации; 2) она создает возможность реализации всех индивидуальных целей и сокращает и даже уничтожает насилие в политической жизни; 3) те, кто отрицает эти принципы или пренебрегает ими, обречены на поражение.

Однако ярче всего отличие взглядов Мизеса от позиций Мен гера и Хайека проявляется в представлениях Мизеса об обществе и сфере социального. Согласно Мизесу, общество и социальные отношения — это «продукт человеческой деятельности». А поскольку человеческая деятельность направляется идеологиями, то правомерно утверждать, что «общество и всякий конкретный порядок общественных отношений представляют собой продукт идеологий». В силу этого, доказывал Мизес, «до того как общество могло быть реализовано, оно было придумано и смоделировано». В отличие от тех, кого он называл «утопистами», Мизес считал, что «временное и логическое предшествование идеологического фактора не подразумевает, что люди составляют исчерпывающий план социальной системы», а человек «планирует и совершает действия, направленные на построение общества». Однако он утверждал, что «общество всегда является продуктом идеологий, предшествующих ему по времени и логически. Деятельность всегда направляется идеями; она реализует то, что спланировало мышление». Соответственно, государство в принципе не отличается от «общественного аппарата сдерживания и принуждения», «института, предназначеного, чтобы справиться с несовершенством человека», чья «важнейшая функция заключается в наложении наказания на меньшинство с целью защитить большинство от вредных последствий определенного поведения».

В основе мизесовской теории наилучшего политического порядка лежало убеждение, что разумная экономическая и социальная политика может настолько радикально сократить неудовлетворенные потребности, что стремление добиваться их удовлетворения любым иным способом, кроме тех, которые обеспечивает общественное сотрудничество в рамках рынка, станет избыточным, антиэкономическим и иррациональным. Рассуждая подобным образом, в итоге Мизес связал проблему порядка с проблемой власти: «Общественное мнение страны может быть идеологически разделено на части так, что ни одна из групп не обладает достаточной силой, чтобы установить длительное правление. Тогда возникает анархия. Революции и гражданские войны становятся бесконечными».

Мизес не заметил того, что возникновение идеологического разделения нельзя предотвратить, просто рассматривая общество как инструмент, с помощью которого можно достичь любой индивидуальной цели, а государство — как инструмент принуждения. Если разделение возникает, то пропасть между группами может стать настолько глубокой, что это поставит под угрозу само существование общества и государства.

Социология