Мираж социальной справедливости

Таким образом, справедливость не может сводиться к тому, чтобы те, кто обладает большей политической властью, получали больше; она требует, чтобы «доля, достающаяся каждой группе из общественных фондов, была примерно пропорциональна ее взносу». Хайек считал, что принятие соответствующего решения уместно поручить демократическому правительству, однако в основе его мнения лежала исключительно надежда на то, что такое правительство будет блюсти общественный интерес в большей степени, чем любая другая форма правления. Однако основанием для этого решения должны быть верифицируемые эмпирические данные и, кроме того, оно не влечет за собой требования, чтобы «общий интерес» определялся большинством.

На основании вывода о том, что соединительная ткань общества представляет собой не столько малоосуществимую общность целей, сколько регулирующие действия индивидов абстрактные правила, Хайек создал модель общества, способную не дать социальным конфликтам достичь такого уровня ожесточенности, при котором возникновение порядка невозможно. В своей политической философии он исходил из недопустимости существования политической организации, направленной на достижение конкретной цели с помощью законодательных средств. Действительно, общество, навязывающее своим членам иерархию обязательных целей и не признающее многообразия личных целей и множественности центров принятия решений, нельзя считать свободным.

Соответственно центральная проблема политической философии не связана с поиском конкретных универсальных правил, позволяющих организовать общество как органическое целое. Напротив, главная задача заключается в том, чтобы стимулировать развитие тех норм, которые оказывают абстрактное благоприятное воздействие на общество в целом. Эти правила будут поощряться тем сильнее, чем более абстрактными они будут, т.е. чем менее предсказуемыми будут их результаты: «Только при условии универсального применения, без учета частных последствий, они могут служить неизменному сохранению абстрактного порядка — бесконечный процесс, который будет вечно способствовать каждому в стремлении к временным и по-прежнему неизвестным целям».

Рождение и развитие правил поведения, таким образом, связано не с желанием обеспечить человеческую деятельность организацией и таксисом на основании известных и предсказуемых последствий этих действий, а с невозможностью предвидеть все последствия того или иного действия. В отличие от сторонников утилитаризма, которые стремились создать общество, где будет осуществлена координация норм поведения с запланированными результатами, Хайек подчеркивал, что нормы возникли в процессе эволюции общества. По этой причине, как он выражался, они «зачастую бывают пригодны для предотвращения частых причин незначительных нарушений социального порядка, но бесполезны в случаях его полного разрушения». Они «являются не частью плана действий, но, скорее, принадлежностью на случай определенных непредвиденных обстоятельств».

Цель политической философии состоит в том, чтобы обеспечить сосуществование свободно избранных личных целей с требованиями порядка, внутренне присущими самой системе. Для этого ей нужно оценить нормы с точки зрения «совместимости с другими признанными нормами в процессе формирования определенного вида порядка действий». По существу, те аспекты, от которых зависит надежность системы, обеспечиваются взаимопроникновением этих норм. Это, в свою очередь, ограничивает возможность внедрения в данную систему норм из других систем, которые были бы способны урегулировать те или иные конкретные обстоятельства более удовлетворительным образом. Соответственно «абсолютная система моральных правил, независимая от социального порядка, в котором живет человек, невозможна, и поэтому лежащая на нас обязанность следовать определенным правилам вытекает из тех благ, которыми мы обязаны порядку, в котором живем». Из этого, однако, не обязательно следует, что систему норм нельзя или не нужно улучшать, развивая ее в направлении «открытого или „гуманистического" общества».